Жизненный кайф и одна постель

Жизненный кайф и одна постель

Тонкий лучик солнца ударял в окно, когда Паша подошел ко мне, и поцеловал. Это был мягкий, утренний поцелуй самого любимого мужчины в мире, что следовательно доводило меня до экстаза. Хотелось просто сегодня не вставать с кровати, а укутаться одеялком, и даже пусть будет жарко, в обнимку лежать, представляя, что все хорошо. Паша, на мое удивление так и делал. Он сам предложил мне остаться в постели, принес завтрак, и мы в обнимку лежали, поедая фрукты, и целовались, чувствуя, как нам друг с другом хорошо. А убрав пустые тарелки, нырнув под одеяло, чтобы слиться с ним телами, я поняла, что нет ничего теплее и дороже родного человека. Паша обняв меня, стал гладить мою попку, затем чесал спинку, и чуть отдалившись, провел зубами по плечам, что вызвало у меня дикий восторг. Мурашки по телу, возбуждение и мое нижнее белье уже просто бесполезно скрывает мои самые горячие места, по которым он сейчас водит руками. Это доводит меня до бешенства. Я извиваясь, трусь о его половой орган попкой, пытаясь сделать так, чтобы он застрял между ягодиц, и когда это происходит, Пашка давит в меня, пытаясь порвать ткань, после чего, я сама уже снимаю с себя трусы, даю ему открытую щель, и смазав её слнеопытной, он тыкает туда, стараясь войти.

Он сам на грани. Его чувства обостряются. Уже я держу член ровно, чтобы он мог попасть прямо в цель. И когда это происходит, я наклоняюсь, раскрываю себя, чтобы вдохнуть свежего воздуха, и чувствую, как он начинает продвигаться вперед, растягивая меня изнутри. Это сводит с ума. Я как будто кончаю, ничего не делая. Попка рвется, мне больно, а во влагалище бушует ураган. Её обманули. Он выпускает много влаги, прям истекая ею, но внутри неё ничего нет, кроме как моих пальцев, что сейчас утопают в этой слизи. Я облизываю палец, пробуя себя на вкус, мне нравиться, улыбаюсь, и снова подтягиваю свою попку назад, зная, что он сейчас войдет ещё глубже. Теперь он начинает меня трахать. Обнимает, замирает в теле, и снова трахает, задыхаясь от нехватки воздуха под одеялом.

Наверное более красочного утреннего секса у нас с ним еще не было. Паша просто наяривает, сколько есть сил, а потом со злости выбрасывает одеяло на пол, и продолжает, только уже сверху, прижимая меня всем своим телом сверху, не разрешая даже пошевелиться. Я еле держу, весь его вес сейчас на мне, а член так грубо внутри крутиться, туда-обратно, что мое все тело из-за этого очень сильно напрягается. Пара движений, Пашка просовывает руки подо мной, держась за животик, потом я приподняимаю попку выше, и он делает толчок, кончая. Мой анус быстро наполянется светлой, вязкой жидкостью, после чего наступает минута отягощения, и расслабления. Мы лежим, он на мне, я под ним. Мои руки разбросаны по сторонам, сейчас нам хорошо. И Паша сползает, чтобы просто полежать в одиночестве. А после, поджимает меня под себя, позволяя мне его обнять. Кайф, это просто жизненный кайф ранним утром, проснувшись с любимым в одной постели.

Комментарии: (0)

Похожие рассказы

  • Любовные гороскопы часть 2

    Любовные гороскопы часть 2

    Все казалось бы закончилось. Счастье, полугодовое сожительство, гражданский брак как мы это ласково бы не называли. Но мне вдруг захотелось большего. Все таки 24-ре года. И я стала намекать своему бывшему-настоящему что хочу замуж. Он постоянно злился по этому поводу.

    Подробнее
  • Мой, чужой парень

    Мой, чужой парень

    Он резко укротил мой пыл, оказавшись сверху. Я посмотрела в его глаза, и ощутила резкую приятную боль внизу, а после, наслаждение. Он вошел в меня как полагается резко, нежно, и с чувством.

    Подробнее
  • Большая шняга у ботана

    Большая шняга у ботана

    Первая пара, он сидит на первой парте первого ряда и что-то пишет. Даже тогда когда преподаватель ещё не начал что-то говорить. Он всегда что-то записывал, и в это время до него не достучаться. Я , заняла место сразу за ним. Мне было удобно рассматривать его руки, спину, волосы, и представлять, как я буду это все трогать и соблазнять. Всю пару, все полтара часа, я думала как это будет происходить, мои мысли были заняты только им, и по окончании, я вместе с ним осталась сидеть на своем месте, не выходя из аудитории, тогда как остальные побежали в столовую, на самой длинной полу часовой перемене, чтобы покушать.

    Подробнее
Наверх